m_d_n (m_d_n) wrote in ru_psiholog,
m_d_n
m_d_n
ru_psiholog

Category:

"Ребёнок-россыпь"

Откликаясь на вчерашний пост решила опубликовать в открытом доступе материалы из платной рассылки для пси-профи.

"Здравствуйте, уважаемые читатели!
В летнем семестре 2010 года мы с вами занимаемся темой «Ребёнок-россыпь», начало цикла публиковалось в открытом доступе,

© Ross W. Greene PhD, The Explosive Child, 1998
© О.В. Бермант-Полякова PhD, авторизованный перевод и примечания, 2010
РЕБЁНОК-РОССЫПЬ
Глава 6
Надеваем «контактные линзы»

Давайте подведём промежуточный итог. К настоящему моменту у читателя имеется понятие о «рассыпании» и о том, чем «дети-россыпи» отличаются от своих сверстников. Вы узнали также о факторах, которые лежат в основе затруднений ребёнка и о том, почему популярные методы «управления поведением» не дают результатов с «детьми-россыпями»: они не соответствуют их потребностям. Вы пока не знаете ответов на вопросы «Что надо делать вместо этого?» и «Что мы могли бы сделать по-другому?», пришло время их сообщить.
Подход, которого я придерживаюсь, можно описать как дорогу с двусторонним движением. Первое направление движения - создание так называемой дружественной окружающей среды, где негибкому и легко фрустрируемому ребёнку редко встречаются трудности. Дружественная среда помогает не только ребёнку, она помогает вам – родителям тоже нужно удовольствие от бесконфликтного взаимодействия с ребёнком. Создаёт дружественную среду ясное понимание трудностей вашего ребёнка. Вы, родитель, умеете думать более ясно в минуты, когда ребёнок становится истощённым и беспомощным, и вы – не ребёнок – определяете, как развивается ситуация, видите как «ладонь раскрывается и бусины сейчас рассыплются» или как «они уже рассыпались» и нужно думать, как их собирать. Вы, родитель, лучше знаете и раньше предвидите, станет фрустрация (крушение ожиданий, надежд) причиной серьёзного расстройства для ребёнка или фрустрация в данной конкретной ситуации ему по силам, он вытерпит. Вам, родителю, эмоционально зрелому человеку, легче первым отойти от отношений соперничества с ребёнком и перестать воспринимать эпизоды «рассыпаний» как покушение на ваш родительский авторитет или как личное оскорбление. Другими словами, двигаясь в направлении «к дружественной среде» вы фундаментально меняете своё видение проблем ребёнка, и это изменяет ваши с ним взаимоотношения. Да, предлагаю вам отказаться от метода «бросить в воду», потому что для большинства детей милье-терапия работает намного лучше. Эта и последующие главы подробно разбирают тему дружественных отношений.

Второе направление движения относится к внешнему миру, где ребёнку не гарантировано дружественное окружение. Мало кто способен усваивать знания во взаимодействии, пропитанном напряжением, враждебностью и соперничеством, и ваш ребенок не исключение. Поэтому сначала – установление дружественной среды, помощь ребёнку в том, чтобы успокоиться и в комфортной обстановке стать более восприимчивым к обучению. Многие родители принимают идею, что их ребенок неуспешен, потому что мыслительная негибкость и неустойчивость к фрустрации мешают ему вести себя адекватно ожиданиям окружающих, и хотят «перепрыгнуть» через этап милье-терапии и создания среды, занимаясь только преодолением трудностей самого ребёнка напрямую. К сожалению, подход «лечить только ребёнка» обычно неэффективен. Возьмем, например, людей с поврежденным зрением. Большинство из нас не строит отношения со слабовидящими, исходя из предположения, что человек со слабым зрением притворяется, или ведёт себя как слабовидящий, чтобы мы уделили ему побольше внимания. Когда человек с ухудшившимся зрением сообщает о своей проблеме окулисту в первый раз («Доктор, я думаю, у меня проблемы со зрением»), доктора обычно не отрицают проблемы. Они делают что-нибудь очень похожее на то, что я рекомендую сделать вам: оцените и поймите проблему ребёнка полностью и примените средства (корректирующие линзы), которые сделают его жизнь более приемлемой и хорошо согласованной с его специфическими потребностями.

Как вы знаете, я слабо верю в то, что запоздалые вмешательства «после рассыпания» окажут на вашего ребёнка значительное влияние и помогут ему успешнее справляться с фрустрацией в следующий раз. Более дружественная окружающая среда ─ та, в которой все взрослые, которые взаимодействуют с ребенком, имеют ясное понимание его уникальных трудностей, включая специфические факторы, которые способствуют его «рассыпанию» - вот что помогает справляться. В присутствии понимающего взрослого ребёнок быстрее успокаивается, с его помощью он разбирается в том, что его фрустрировало, вместе со взрослым он обдумывает то, что чувствует и переживает и понимает себя, осознаёт как именно себя ведёт, когда переживает. Когда ребёнок ощущает вас как потенциального друга, а не как потенциального врага, он удерживается от «рассыпания». Напротив, взрослые, которые не имеют ясного понимания того, что происходит – или предвзяты по отношению к ребёнку, или имеют нереалистичные ожидания – невольно создают ему дополнительные трудности. У меня есть простая формула, которая описывает это:
негибкость ребёнка+негибкость родителя = рассыпание
Один ребенок, с которым я работал, «рассыпался» все реже и дома, и в школе, и его родители, учителя и я начали уже думать, что мы на полдороге к успеху – до тех пор, пока его преподаватель физкультуры, которого мы забыли посвятить в трудности мальчика, не потребовал, чтобы тот носил трикотажную рубашку на улице при 12 градусной температуре воздуха. После приблизительно трех минут того, что лучше всего назвать «взаимной негибкостью», ребенок пробил кулаком окно.

Ключевым в создании дружественной среды является одинаковый набор ожиданий от ребёнка у мам, пап, руководителей, преподавателей и тренеров, так, чтобы ребенок мог самостоятельно рассчитывать в любой ситуации, как соотносятся варианты его поведения при встретившемся затруднении и ожидания от него со стороны окружающих. Если ожидания – константа, то расчёты вариантов своих действий и оценку последствий своих действий производить проще. Дополнительно к созданию дружественной среды, нужно достичь глубокого и точного понимания факторов, лежащих в основе трудностей ребенка, и запланировать терапевтическое вмешательство, хорошо согласованное с его потребностями. Трудно представить, как можно помочь вашему ребёнку без по возможности полного понимания его трудностей. Достижение такого полного понимания часто требует профессиональной помощи, и ваши впечатления и знание вами своего ребенка существенно помогают в диагностическом процессе. Моя общая рекомендация, - обследовать ребенка у компетентного детского невролога и нейропсихолога.

Обобщённая психологическая оценка включает в себя полное и последовательное описание развития, обучения в школе, истории лечения, - обычно её получают из интервью с родителями ребёнка. Эксперт захочет узнать о пренатальном развитии вашего ребенка, его раннем развитии и, в дополнение, имеются ли у него трудности с переключением внимания и «застревает» ли когда думает, как переносит ситуации крушения надежды и как ведёт себя в новой ситуации, упоминают ли в связи с вашим ребёнком слова «трудный характер» или «задержка развития», имеются ли факты насилия или травмы; какие типы лечения были испробованы, если ребёнок вообще получал какое-либо лечение по поводу его затруднений. Информация, которую вы можете предоставить о психиатрической истории членов вашей семьи (родителей, дедушек и бабушек, родных братьев и сестер и т.д.), даст фон, необходимый для понимания трудностей вашего ребенка наряду с диагностическими данными. Хотя получение диагноза не первичная цель обследования, эксперт должен также получить информацию о прошлом вашего ребенка и текущем поведении в течение диагностического интервью, охватывая все существенные психиатрические диагностические категории детства, включая СДВГ, протестно-вызывающий синдром, обсессивно-компульсивный синдром, расстройство настроения и другие беспокоящие нарушения, и социальное функционирование.

Примечание ОВ.
С точки зрения сондианы, гиперактивность это отклонение от социокультурной нормы в контактном влечении, d+ m-, обсессивно-компульсивный синдром это отклонение в эго-влечении k-p+, протестно-вызывающий синдром это отклонение в пароксизмальном влечении, e- hy+. Сексуальное влечение у детей –младших школьников считается латентным, но в клинике описывают и компульсивный онанизм как средство самоутешения и снятия тревоги, и детский садизм, так что спектр возможных направлений формирования психопатологии шире, чем указывает Грин.

Ситуативные аспекты затруднений вашего ребенка – с кем, в каких ситуациях, при каких условиях, и в какое время дня обычно происходят «рассыпания» –также нужно описать. Эксперт попросит вас заполнить опросники или анкеты на тему поведения, чтобы определить степень, в которой поведение вашего ребенка отличается от поведения других детей того же самого возраста и пола. Объяснение родителями «рассыпаний» и реакции родителей на «рассыпания» также записываются. Процесс диагностики включает в себя также интервью с вашим ребенком, фиксирует его взгляды на свои трудности и оценивает его отношение к проблеме. Эмоциональная сфера ребенка может описываться формально или в свободной форме. Эксперту важно хорошо понять семейную динамику и взаимодействие членов семьи между собой (как вы прочитаете позже, стиль общения в семье может вызывать «рассыпание»). Чтобы это сделать, эксперт пригласит родных братьев, бабушку и дедушку, и других важных членов семьи пообщаться у него на приёме. Информация о функционировании вашего ребенка в школе и в других похоожих ситуациях также существенна. К концу обследования эксперт должен опросить преподавателей и других взрослых, которые имеют тесный контакт с вашим ребенком, чтобы составить контрольные списки поведения. В итоге различные точки зрения относительно поведения «ребёнка-россыпи» дают список ситуаций, в которых «рассыпание» проявляется и список ситуаций, в которых «рассыпание» не проявляется. Если такое поведение часто происходит в школе, преподаватели и другие школьные работники должны интервьюироваться в той же самой манере, как родители. Должно быть выполнено формальное психолого-педагогическое тестирование, чтобы получить ключевую информацию относительно других факторов, вносящих вклад в трудности «рассыпающегося» ребенка. Такая оценка должна включать оценку общего познавательного функционирования вашего ребенка, его общих способностей и неравномерность вербальных и невербальных навыков; учебных навыков, чтобы определить нарушения в овладении чтением, математикой, письмом; и навыков исполнительной, речевой, двигательной и сенсорной интеграции.
Не забывайте, что причиной, по которой вы проводите ребенка через это исследование, является то, что трудно знать, как помочь вашему ребенку, до тех пор, пока все – родители, другие члены семьи, учителя, тренеры, и специалисты по интеллектуальному здоровью – не имеют ясного и структурированного понимания причин «рассыпания» вашего ребёнка. Обследование, которое проводят перед направлением ребёнка в специальное учебное заведение, не даёт такого всестороннего понимания.

Приведу ещё одну аналогию, автомобильную. Скажем, двигатель в моем автомобиле начал как-то странно шуметь, и я решил показать его к механику. У механика нет никакой идеи о том, какие части двигателя моей машины нуждаются в ремонте, однако он умеет оценивать диапазон проблем, которые могли бы заставить двигатель производить странные шумы. Если бы мой механик автоматически предполагал, что странные шумы всегда объяснялись, скажем, плохим приводным ремнем, вероятно, я покинул бы его мастерскую с новым ремнем. И всё же, учитывая диапазон потенциальных причин, объясняющих шумы в двигателе, и с новым ремнём автомобиль все еще производил бы странные шумы. Другими словами, проблема, вероятно, не была бы устранена, пока не была бы диагностирована.
Не делайте ошибку, думая, что наличие диагноза, данного профессионалом по психическому здоровью, это все, в чем вы нуждаетесь, чтобы достичь полного понимания трудностей вашего ребенка. Другими словами, знание, что ваш ребенок «имеет СДВГ» или «депрессивен», ничего не сообщает о том, в какой именно помощи ребёнок нуждается.
Диагноз это грубая прикидка, меня интересует более тонкая работа: согласование данных, а именно (КАК?) проблемного поведения, которое демонстрирует ребенок, (ПОЧЕМУ?) обнаруженных трудностей в особенностях мышления, (КАКИМ ОБРАЗОМ?) механизмов, по которым ребёнок затрудняется адаптироваться, (ГДЕ?) определение ситуаций, где и когда проблемное поведение проявляется и (ПРИ КАКИХ УСЛОВИЯХ?) какие факторы вносят вклад в его появление, и выработка различных способов изменить поведение так, чтобы это соответствовало возможностям и потребностям ребенка.

Примечание ОВ.
Грин делает акцент на психообразовательной работе, и он прав. Клиническая премудрость нужна супервизору, чтобы передать знание молодым коллегам. Родителям нужны конкретные идеи, что не так с их ребёнком и конкретные алгоритмы, как вести себя, чтобы ребёнок стал вести себя иначе.

В дружественной среде приоритетной должна быть ревизия требований, предъявляемых ребёнку. Ребёнок не раз и не два доказал, что со всеми стимулами, которые предъявляет ему окружение, он справиться не может. Вы убираете с его «компьютера» половину задач, чтобы переживания фрустрации не «перегружали» его возможности и компьютер не «зависал», чтобы сокрушённые ожидания стали из фона его жизни – единичными событиями. Закономерным следствием ревизии станет изменение атмосферы в доме, общий уровень напряжённости и враждебности друг к другу уменьшается. Ваш собственный эмоциональный фон, уровень вашей личной фрустрации, в итоге понижается. Тем самым вы возвращаетесь к ситуации нормального детско-родительского взаимодействия. Но мы ещё не сказали, как именно надо взаимодействовать и что именно надо делать.

Большинство «детей-россыпей» ясно представляют, кто в доме босс, когда они находятся в рациональном состоянии мышления. Поэтому первым делом нужно работать над тем, чтобы ребёнок смог остаться рационально мыслящим и планирующим последовательность действий, даже когда расстроен тем, что его ожидания не оправдались. В более дружественной среде родители предвидят, заранее, что ситуация не оправдывает ожиданий ребёнка и он вот-вот «рассыпется». Большинство таких ситуаций предсказуемы. И если они предсказуемы, вы сможете подготовить себя и вашего ребенка заранее к переживанию и предложить другой план действий или избежать ситуации в целом. Только не ждите, что упреждающая подготовка будет работать все время, потому что в жизни так не бывает.

Некоторым родителям полезно вести дневник наблюдений, и в течение нескольких недель записывать все стычки, столкновения и ссоры с ребёнком, а также их продолжение. «Рассыпался» ребёнок в характерной для него манере или нет. Анализируя записи, им легко дать ответ на вопрос, какой класс ситуаций заставляет ребёнка терять ясность мышления. Пробуждение и вставание с кровати утром? Подготовка к школе? Выполнение домашнего задания? Подготовка ко сну вечером? Переключение с одной активности на другую? Пребывание в компании нескольких детей? Голод перед обедом? Обеспокоенность внезапным изменением планов или окружающей среды? Когда социальное взаимодействие требует опытной оценки в ситуации? Когда ситуация стала слишком сложной для него и благодаря чему? Когда его риталин перестает действовать? Имеются ли темы, звуки или виды одежды, которые довольно регулярно ведут к «рассыпаниям»? Какие из этих ситуаций мы можем изменить? К каким ситуациям мы можем подготовиться заранее? Какие ситуации мы можем избегать вместе, чтобы уменьшить расстройство ребенка? Каких ситуаций нельзя изменить, каких нельзя избежать, или подготовиться к ним.

В дружественной среде взрослые «считывают» предупредительные сигналы и действуют быстро, едва их заметив. Как вы уже читали, редкий ребенок в ситуации фрустрации способен вести себя спокойно и последовательно и ни один ребёнок не размышляет: «Мм, люди, эта ситуация начинает причинять мне интенсивное расстройство, и я уверен, что моя способность к рациональному мышлению быстро уменьшается. Поэтому я задаю себе вопрос, не могли бы мы рассмотреть какой-нибудь альтернативный способ действия, пока я не растерялся». Обычно ребёнок входит в изменённое состояние и сообщает об этом словами «я устал» или «я хочу есть»; другие скажут, что «я не могу сделать это прямо сейчас!» или «мне надоели» или «я не чувствую себя правым» или, в случае ребенка, которого вы уже знаете, «я хотела съесть те три вафли завтра утром!» Тем не менее, другие могут выпалить: «я ненавижу Вас!» Или «Отвяжись!» Другие не будут говорить совсем, но их невербальные высказывания – язык тела, внезапная расшатанность, скуление, раздражительность, неугомонность, внезапная потеря энергии для выполнения рутинных задач или действия (даже тех, которые являются обычно радостными) или неожиданно интенсивный ответ на обычные запросы – являются признаками того, что ваш ребенок движется «к краю ладони». По крайней мере, первоначально, ответственность за распознавание признаков приближающегося «рассыпания» лежит на взрослых, взаимодействующих с ребенком, и задача взрослых – предотвратить уродливую сцену детского «рассыпания». Профессиональный спасатель, которого я знаю, Брайен Бланчард говорит: «Спасателям, которые пристально наблюдают за водой, не приходится прыгать в нее и спасать людей слишком часто».

Что вы должны делать, если вы наблюдаете предвестники «рассыпания»? Посочувствовать ребёнку. Сочувствие поддержит способность вашего ребенка к рациональному мышлению, что является главной целью. Переходить сразу к логическому убеждению значит ускорить «рассыпание».

Мать (обращаясь наверх): — Адель, пора ехать на пикник.
Адель (не отвечает).
Мать (поднимаясь наверх): — Давай, Адель, это наш большой семейный сбор. Там будет много людей, и я не хочу опоздать.
Адель (из-под покрывала на постели): — Я не поеду.
Мать (у двери спальни Адель): — Адель, почему ты легла в постель? Уже почти час.
Адель (пряча свое лицо): — Я не хочу ехать.
Мать (думая про себя последовательно и рационально): —
А: она на грани «рассыпания», мой следующий ответ либо удержит её от «рассыпания», либо «рассыплет».
Б: я хотела бы знать, что происходит с Адель?
В: лучше потратить немного времени сейчас и выяснить, что происходит с Адель, чем устраивать «рассыпание», даже если это потребует опоздания на встречу.
Г: что может быть на встрече, что могло бы заставить Адель вести себя подобным образом?
Д: из того, что мы знаем о ней, Адель теряется при виде большого количества людей, боится незнакомых людей и избегает ситуаций, где она в толпе.
Мать (мягко): — Адель, почему ты не хочешь идти на встречу?
Адель: — Я не знаю. Я только не хочу.
Мать: — Хм… давай подумаем об этом; там будет много людей, и ты ни с кем из них не знакома.
Адель: — И я не знаю, с кем я буду играть?
Мать: —Давай подумаем об этом вместе. Там будут несколько людей, которых ты знаешь – дядя Дейв, тетя Джулии, твои двоюродные сестры Фей и Дебби – тебе всегда нравилось играть с кузиной Фей.
Адель: — Кузина Фей будет там?
Мать: — Она, вероятно, уже там. Но, если ты хочешь, первые несколько минут, пока мы будем там, мы будем держаться вместе, пока ты не найдешь кого-то, с кем ты захочешь играть.
Адель: — Хорошо.

Это пример последовательного размышления, понимания трудностей ребёнка, сочувствия и логического убеждения.

Кроме сочувствия и логики есть несколько других быстрых вмешательств, которые могут также быть полезны, когда присутствуют предвестники «рассыпания». Один из моих любимых видов вмешательств — отвлечение. Отвлечением вы перенаправляете вашего ребенка на какую-либо другую деятельность, приятную вашему ребенку и требующую минимальных усилий на её обдумывание и принятие решений. И, конечно, юмор — мой любимый вид отвлечения — т.е. юмор, который помогает ребенку посмеяться над препятствием, доставляющим его расстройство. Другое быстрое вмешательство — то, что я называю «последовательное переключение скоростей». Тем же способом, которым вам не следует переключаться сразу с пятой передачи (действие А) на более низкую передачу (действие Б) в автомобиле (если вы не хотите сломать коробку передач), вам не следует делать то же самое с «ребёнком-россыпью». Вы вместо этого переключаете передачи автомобиля (ребенка) с пятой передачи на четвертую, с четвертой на третью, с третьей на вторую, и со второй на первую; нажимаете на педаль тормоза; и наконец переключаете автомобиль (ребенка) на задний ход — постепенными последовательными действиями. Продолжая автомобильную тему, следующая история была рассказана мне матерью десятилетней девочки, имеющей речевые нарушения, с которой я начал работать.

У родителей Лидии было несколько друзей, проживающих рядом с их домом, с которыми они периодически встречались. Однажды мать Лидии и некоторые из ее друзей решили поехать в торговый центр, и было заметно, что Лидия неспокойна. Она разволновалась сразу после того, как услышала предложение идти вместе со всеми. Лидия нетерпеливо побежала к своему отцу и попросила у него ключи от автомобиля. Отец, который при случае разрешал Лидии управлять автомобилем, которая сидела при этом на его коленях, был занят беседой с одним из друзей, и, подумав только секунду, дал Лидии ключи от автомобиля. Когда мать и ее друзья вышли к автомобилю, Лидия сидела, пристегнув ремни, в водительском кресле, и улыбалась. Она объявила: «Я веду машину!» Друзья матери засмеялись, думая, что девочка играет и восхищались поведением, которое на самом деле было бы для неё смертельно опасным.
«О, дорогая, выйди из машины, я умею водить», ─ сказала ее мать.
«Я поведу!» ─ настаивала Лидия, ее улыбка стала менее уверенной. Мать осознала, что она вот-вот «рассыплется», но ее голова была занята словами, услышанными от друзей, а внутренний фокус желания был на идее добраться до центра. Она так же не воспользовалась привычкой сделать несколько вдохов, и выдох дольше чем вдох, успокоиться и подумать, как лучше прореагировать в этой ситуации. Всё это помешало ей прореагировать так, как она должна была бы действовать в ситуации «за миг до рассыпания», о чем она позже пожалела.
«Лидия, выметайся!» ─ потребовала мать, раскрывая ладонь и направляя «бусины» куда угодно, только не к пассажирскому сиденью в автомобиле.
«Я поведу, и я не выметусь!» ─ настаивала Лидия. Она больше не улыбаясь. Друзья матери начали переговариваться.
«Лидия, я считаю до трех!» ─ настаивала мать.
Началось рассыпание. Последовала сцена, в которой мать пробовала вытащить Лидию из автомобиля, а Лидия цеплялась за рулевое колесо. В конечном счете, отец присоединился к суматохе и смог вырвать Лидию. В последствии Лидия была помещена в свою комнату, где она провела следующие 45 минут, крича и разрушая свои вещи. Друзья уехали (им было, о чём переговариваться).

Что было сделано не так в этой ситуации? На нашей следующей сессии родители уверили меня, что ноги Лидии не доставали до педали газа, и что она не знала, что надо повернуть ключ зажигания, и оттого беспокойство матери было совершенно напрасно. Мать признавала, что она не остановилась в ситуации предрассыпания и не подумала, как следует поступить. Она согласилась, что истерика Лидии в течение сорока пяти минут и разбросанные игрушки это следствие того, что она не захотела потратить несколько минут, чтобы подумать, как помочь ее дочери завершить ситуацию в машине. Сейчас, когда она спокойна и сфокусирована на решении задачи, мать Лидии знает, как поступила бы, - ведь она хорошая и опытная мама, и она всегда это знала, просто у неё не было желания извлекать из памяти нужный файл с необходимой информацией. «Первое, что мне следовало сделать, это сообщить ей, как великолепно было то, что она шустрик и уже села за руль. Похвала, вероятно, изменила бы ход её мыслей с упрямства на удовольствие. Затем мне бы следовало попросить ее показать и мне, и друзьям, ведь мы все стояли вокруг неёчто она будет использовать. Это, вероятно, позволило бы реализовать желание порулить. Затем я могла бы сказать ей, что она может сесть ко мне на колени и показать всем, как она водит вместе с папой машину по дороге. Я предполагаю, что как только я позволила бы показать всем, как она умеет водить машину, она бы соскользнула бы прямо на пассажирское кресло, и мы спокойно отправились бы в торговый центр».

Отец попробовал успокоить свою жену. «Я тоже действовал неподходяще. Мне следовало больше думать о том, что происходит с Лидией, чем о том, что хотят наши друзья». Сопереживание ребёнку, логическое убеждение, отвлечение его внимания, юмор и постепенное «выведение» ребёнка из предрассыпания – все эти средства могут быть бесполезны, когда ребёнок уже «рассыпался» и бессвязность его мышления очевидна. Между прочим, игнорирование как средство совладания с ситуацией не особенно эффективно для «рассыпающихся» ещё и потому, что не даёт им модели поведения, образца, - а задача родителей таким образцом служить.
Точная интерпретация безобразного детского поведения – очень трудное дело. Во время «рассыпания» родителям нужно уметь отстраниться от того словесного мусора, который изрыгают уста ребенка. Когда ребёнок-россыпь выкрикивает гадости или вопит «Отвяжитесь!» или «Я ненавижу вас!» или «Я хочу, чтобы я умер!» это означает: «Моя способность к ясному, последовательному и здравому мышлению быстро уменьшается или уже полностью исчезла!» Если вы немедленно наказываете ребенка за высказывание «Заткнитесь!», потому что оно оскорбительно и непочтительно — чем оно, скорее всего, конечно является — вы преподали урок важности уважения (принцип, по которому ваш ребенок не будет иметь никаких неприятностей, когда он последователен), но вы также махнули рукой и рассыпали бусины куда подальше. Вам же потом их и собирать. Хорошее обучение, ролевое моделирование и создание отношений ничего общего не имеют с наказанием. Наказывать, игнорировать или понимать - это ваш выбор. В дружественной среде взрослые могут также понять манеру, в которой они вносят вклад в создание ситуаций, «рассыпающих» ребёнка, взрослые фактически инициируют рассыпания. Они часто непоследовательны и хотят изменить в ребёнке одновременно всё. Они игнорируют предупреждающие сигналы на этапе «предрассыпания». Они могут быть выросшими «детьми-россыпями», которые никогда не получали лечения. Они могут придерживаться контрпродуктивных стратегий и выносить бесчисленные «рассыпания» ребёнка в ожидании некоторой долгосрочной выгоды. Они могут быть усталыми, невнимательными и расстроенными из-за крушения надежд в связи с работой, финансами, ежедневными заботами и т.д. Они могут думать, что воспитательный подход, который сработал со старшими детьми, обязательно сработает и с ребёнком-россыпью. Другими словами, есть много путей, которыми взрослый может способствовать «рассыпанию» ребёнка. Многие из этих проблем будут подробно обсуждены в следующей главе.
Как вы уже знаете, я не считаю, что терминология, обычно используемая специалистами, полезна и помогет понимать детей-россыпей. Скажите ребенку, что он своеволен, манипулирует, ищет внимания, упрямый, управляет, и достаточно долго сердиться, и недостаточно чуткий, и может случиться — он начнет верить вам. Я считаю более полезным говорить с такими детьми о том, что значит быть «легко расстроенным»; как они имеют затруднение «думать ясно», когда они расстроены, о вещах, в которых их родители могут помочь им «оставаться более спокойными», «продумывать вещи», и «оценивать пути выхода», когда они внутри расстройства; важность узнавания «ранних предупреждающих знаков» «раскрытой ладони» и обстоятельств, которые могут подтолкнуть руку и привести к «рассыпанию», и необходимость «работающих методов» и «решения проблемы».

В некоторых важных случаях дети-россыпи разочаровывают сокровенные надежды родителей. Своим поведением они словно ставят перед родителями вопрос – действительно ли это радостно и приятно, быть родителем. Это милые, участливые, умные, интересные, любопытные, образные, творческие и чувствительные дети, но родители затрудняются испытывать добрые чувства к ним и помогать им. Здесь нужно оказывать помощь в первую очередь родителю, который эмоционально отвергает ребёнка. Поскольку вы читаете эту книгу, то, я надеюсь, случится одна из вещей — вы сформируете более реалистичное видение о том, кто ваш ребенок, и что вы можете надеяться создать в вашем ребенке и в ваших отношениях с ним.

Вы помните Мартина из первой и четвертой глав? На одной ранней сессии я сказал его родителям, что как только дружественная к пользователю среда будет образована, я уверен, они обнаружат, что у них прелестный сын. Я был уверен в этом высказывании, потому что я видел ясные признаки великолепного ребенка помимо раздражительности, негибкости, импульсивности и взрывчатости. Родители хотели верить мне, но смотрели на это скептически. Мы видели сокращение числа рассыпаний и совершенствование в родительско-детских взаимодействий в течение нескольких месяцев. И после испытания нескольких типов лечения один, наконец, начал давать желаемый результат. Мартин стал менее капризным и более отзывчивым к родительским просьбам. Маленькие неприятности уже не доставляли ему таких огромных огорчений, как раньше. Он стал гораздо более восприимчивым к разговору о своих трудностях и работе с ними.
Мать Мартина пришла на одну из следующих сессий в слезах. Я думал, что он что- то натворил.
─ Что случилось? ─ спросил я, подозревая самое худшее.
─ О, ничего…ничего плохого, ─ сказала она между всхлипываниями. ─ Только то, что вы оказались правы.
─ Прав в чем? ─ спросил я.
─ Помните, когда вы говорили нам, что несмотря на его трудности Мартин был действительно очень прелестным ребенком? Так вот… вы были правы. У него еще бывают вспышки, и мы знаем, что не все будет легко. Но мы, наконец, рады за него… мы видим, какой он чудесный ребенок… и .... мы были уверены, что это никогда не случится.

Продолжение в следующем выпуске."

О платной рассылке http://m-d-n.livejournal.com/74454.html  
Tags: &дети, 2011, 2012, цитаты
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Как помочь себе? Самоуничижение, ревность

    Добрый день! Мне кажется, я сошла с ума. Я три месяца раз в неделю ходила к психологу, но мне помогло незначительно. Сначала, казалось, помогло и я…

  • Проблема в отношениях

    Добрый день. Прошу помочь разобраться в ситуации: мой брак заканчивается или я сгущаю краски. Год назад мой муж спросил меня, что я думаю о…

  • Дискуссионный клуб: Пассивная агрессия

    Тема, которая предлагается к обсуждению, очень сложная. Само понятие агрессии довольно расплывчато, в психологии нет единого её определения или…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

Recent Posts from This Community

  • Как помочь себе? Самоуничижение, ревность

    Добрый день! Мне кажется, я сошла с ума. Я три месяца раз в неделю ходила к психологу, но мне помогло незначительно. Сначала, казалось, помогло и я…

  • Проблема в отношениях

    Добрый день. Прошу помочь разобраться в ситуации: мой брак заканчивается или я сгущаю краски. Год назад мой муж спросил меня, что я думаю о…

  • Дискуссионный клуб: Пассивная агрессия

    Тема, которая предлагается к обсуждению, очень сложная. Само понятие агрессии довольно расплывчато, в психологии нет единого её определения или…