wannalivemylife (wannalivemylife) wrote in ru_psiholog,
wannalivemylife
wannalivemylife
ru_psiholog

Category:

Построить жизнь с диагнозом, от которого не умирают, но который может «испугать» потенциального мужа

Здравствуйте, уважаемое сообщество!

Очень здорово, что есть такое замечательное сообщество! Здесь можно многому научиться, сделать для себя выводы.

Я девушка. Мне чуть больше 30 лет. Не замужем. Детей пока нет. Последние 6 лет болела, но осознала всю тяжесть болезни только сейчас, раньше было отрицание факта болезни. Образование высшее. С момента болезни не работаю, но у меня есть дело, которое я планирую развивать. В собственности две квартиры, одну из которых сдаю, и живу на эти деньги. Инвалидность не оформляю принципиально, чтобы иметь возможность выйти замуж.

Заболела шесть лет назад на нервной почве. Основной кризис произошел от того, что на бывшей работе я совершенно «загнала» себя – не высыпалась из-за постоянных авралов, в итоге у меня возникло нервное истощение. Но развитию нервного кризиса способствовало и то, что перед этим у меня умерли родители, а еще за некоторое время до этого произошло расставание с МЧ, чувства к которому у меня были такими, что я думала, что «не могу» без него жить.

С момента начала болезни я еще ни с кем не встречалась, но меня мучает вопрос принятия меня с моим диагнозом моим потенциальным мужем. Изначально я думала скрывать от МЧ / мужа свою болезнь – это было, когда я отрицала у себя болезнь. Теперь же я осознаю потребность в помощи, понимании и поддержке – особенно (не дай Бог!) в случае рецидива. Раньше эта ответственность ложилась на плечи брата, но теперь мы с ним разъехались, причем, в разные города. Осознание того, что я живу одна, конечно, придает ощущение ответственности за свое состояние и заставляет следить за приемом лекарств. Но такая ответственность так же немного пугает. Хочется верить, что я смогу найти мужчину, с которым смогу построить искренние, доверительные отношения, и который сумеет позаботиться обо мне, если вдруг (не дай Бог!) окажется необходимым мне снова попасть в больницу.

Официальный диагноз мне ставят другой – его усугубляют, чтобы я могла получать бесплатные лекарства, не имея инвалидности (современного типа лекарства стоят десятки тысяч в месяц). Фактический же диагноз у меня – шизоаффективное расстройство (не путать с шизофренией!). В двух словах: при шизоаффективном расстройстве НЕ происходит изменения личности, но ярко выражены аффективные приступы – у меня это мании, НЕ депрессии.

Попытавшись разобраться в причинах развития болезни, я поняла, что это, в первую очередь, связано с тем, что на протяжении года за несколько лет до этого я занималась депривацией сна – то есть спала не каждый день (допустим, пять или даже четыре раза в неделю); часто спала днем, а ночью бодрствовала. Причин у этого было две: с одной стороны, было расставание с любимым МЧ и мне было тяжело засыпать, не думая о нем, или чтоб он мне не снился, с другой стороны, очень тяжело болела моя мама, и мне было нужно время, чтобы побыть наедине, вне ее болезни – этим временем оказывалась ночь. Тогда я еще не знала, к каким тяжелым последствиям может привести депривация сна, но через какое-то время у меня от недосыпа стала болеть голова в теменной области – физическая боль в голове была такой силы, что я боялась, что могу «умереть» от этого…

Чтобы выровнять график сна, я устроилась на работу с пятидневной рабочей неделей. Тем не менее, организм привык не засыпать в обычное время. В итоге, получалось так, что я приходила вечером с работы и прямо в одежде – порой даже в пальто – вырубалась и спала до середины ночи. Потом умывалась, переодевалась и ложилась спать дальше. Иными словами, на работе я переутомлялась – в основном, из-за того, что приходилось задерживаться в офисе допоздна чуть ли не каждый день. К тому же я относилась к выполняемым заданиям с гиперответственностью.

Кроме того, спусковым механизмом к развитию у меня болезни стала многолетняя работа над диссертацией (которую я пока не закончила) – это добавляло нервозности в и так неспокойную обстановку на работе и дома, а также увлечение эзотерикой – интерес к непознанному впоследствии способствовал развитию у меня бреда.

После нескольких госпитализаций в психиатрическую больницу диссертацию я задвинула на самое последнее место своих приоритетов, выдвинув на первое место такой «не замечаемый» мной раньше фактор, как здоровье. Про эзотерику не вспоминаю, благо сильные нейролептики «очистили» мою память от всего лишнего и теперь я могу начать жизнь с чистого листа. Слава Богу мне удалось не причинить себе или кому бы то ни было вред во время своих приступов, и я – впервые за шесть лет – осознаю ответственность за себя и за состояние своего сознания, нарушения которого я не могу допустить!

Мне все врачи сказали, что, если я буду регулярно принимать лекарства, то рецидивов быть не должно.

Все мои предыдущие срывы и госпитализации происходили именно из-за того, что я бросала прием препаратов.

Хорошо, что сейчас меня перевели на новый препарат – это укол нового поколения, который делают раз в месяц, что фактически никак не мешает нормальному процессу жизнедеятельности, в отличие от таблеток, которые можно забыть выпить или вообще не захотеть больше принимать...

На этом фоне меня беспокоит два вопроса:

Первый: Стоит ли рассказывать о своей болезни потенциальному МЧ / будущему мужу?

С учетом того, что мое лекарство – это укол, факт приема лекарства стал очень незаметным и это можно скрыть при необходимости.

Я, конечно, согласна, что чувства очень важны во взаимоотношениях, и допускаю вероятность, что любящий человек может принять меня такой, какая я есть. Но как логик – не могу найти причины, по которым он захотел бы остаться со мной, если я больна, а он может быть в отношениях с любой другой.

Второй вопрос касается потенциальных детей.

Как мне объяснили врачи-психиатры, прием нейролептиков не затрагивает ВСЕХ яйцеклеток, находящихся в организме женщины, которые надежно защищены, но они негативно влияют на яйцеклетку текущего цикла. Поэтому в моем случае беременность должна быть планируемой. Причем, мне нужно будет прекратить прием нейролептиков хотя бы на месяц или на несколько месяцев до зачатия и обязательно на первый триместр, когда происходит формирование всех органов зародыша. В идеале, конечно, постараться не принимать нейролептики в ходе всей беременности, если это будет возможно по состоянию (но, безусловно, вывод нейролептиками из психического кризиса во время беременности хуже, чем прием во время беременности более безопасных нейролептиков).

Иными словами, беременность в моем случае – очень ответственное мероприятие, и, судя по всему, я не могу не поставить в известность о своей болезни потенциального мужа. Другое дело, что мой официальный диагноз – страшнее фактического (как я сказала выше, врачи усугубляют диагноз, чтобы я могла бесплатно получать дорогостоящие нейролептики нового поколения). И, если потенциальный муж захочет разобраться во всем и поговорить с врачом-психиатром в моем диспансере – выяснится, что у меня очень серьезный диагноз прописан в карте…

Важно понимать, что я не могу одна воспитывать будущих детей в силу наличия у меня болезни и отсутствия родителей, т.е. обязательно, чтобы у меня был муж.

Насколько я понимаю, моя болезнь является приобретенной, а не врожденной. То есть вызвана внешними факторами. Мне важно, чтобы мой МЧ это смог понять, в том числе и в контексте рождения общих детей… Чтобы он не «испугался», узнав об этом.

Буду благодарна вашим мнениям.
Tags: 2015, ищу психолога / вопрос психологу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 116 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →