lina_tomazo (lina_tomazo) wrote in ru_psiholog,
lina_tomazo
lina_tomazo
ru_psiholog

Отпустить

Часть I. Когда это нужно делать? 


У меня есть проблема. Она меня сильно беспокоит. Я предпринимаю  определенные действия, но проблема не решается. Я продолжаю бороться, но  ничего не меняется. Я испытываю грусть, злость, раздражение, отчаяние. Я  постоянно думаю о своей проблеме или о человеке и его проблемах и никак  не могу придумать, как мне решить эти проблемы. Я снова предпринимаю  определенные действия и понимаю, что всё стало ещё хуже. Лучше бы я  этого не делала.


И тут мне говорят: отпусти. Да как же я могу отпустить, когда эта  проблема занимает все мои мысли, все мои чувства, все мои силы и всё моё  время! Если я одержима этой проблемой! Все говорят, что нужно  отпустить, но никто не говорит, как это сделать.
И что нужно отпустить? Беспокоящую меня проблему? Человека, который создаёт мне проблемы? Или само моё беспокойство?



Для начала я заглянула в словарь:
Словарь:  отпустить - предоставить свободу; позволить удалиться; прекратить  держать; предоставить возможность двигаться; ослабить, сделать более  свободным; простить (в выражении «отпустить грех»).


Что же такое «отпускание»?


Отпускание — это возможность отступить на пару шагов в сторону от  ситуации, которая создает мне проблемы, или человека, проблемы которого  меня волнуют.
Когда я нахожусь в самом эпицентре сложной ситуации, мне трудно оценить, что происходит. 


Это состояние замечательно описал Есенин:


«Не знали вы,
Что я в сплошном дыму,
В развороченном бурей быте
С того и мучаюсь, что не пойму -
Куда несет нас рок событий.
Лицом к лицу
Лица не увидать.
Большое видится на расстоянье.
Когда кипит морская гладь -
Корабль в плачевном состоянье». 


Отпустить – это значит попробовать взглянуть на сложную ситуацию, сложную проблему со стороны.


Отпустить — это означает немного увеличить расстояние между мной и  беспокоящей меня проблемой, между мной и человеком, о котором я  беспокоюсь. Увеличить расстояние, чтобы взглянуть на всё это под другим  углом, как бы со стороны. 


Мир похож на большой хор, где у каждого человека своя партия.  Предположим, я исполняю свою партию сопрано, а рядом со мной поёт тенор и  он ужасно фальшивит, причем он фальшивит всегда, на каждом концерте. И я  уже неоднократно говорила ему об этом. Что я могу сделать в данной  ситуации? Начать фальшивить вместе с ним, подстраиваясь под него?  Стукнуть его партитурой по голове и заорать: «Прекрати фальшивить!»?  Остановить концерт и принести извинения публике? С досадой швырнуть свою  партитуру и обиженно уйти со сцены? Сказать тенору: «Давай ты  помолчишь, а я буду петь вместо тебя?» или «Давай ты помолчишь, а я буду  исполнять обе наших партии одновременно?». Или приказать ему прекратить  петь, и если он не прекратит, начать запугивать его, говорить, что я  настучу на него дирижеру? Ведь это смешно и глупо, не правда ли? Как-то  по-детски? Но мы так часто поступаем в жизни. Единственное, что я могу  сделать в данной ситуации – это отстраниться. Сказать себе: «Всё, что я  могу, это продолжать хорошо исполнять свою партию. Я не могу переделать  этого человека, я не могу переделать весь мир». Это и значит –  отпустить.


Но почему же так трудно бывает отпустить? Почему так трудно бывает даже немного увеличить это расстояние?


Потому, что мы бываем болезненно, патологически привязаны к людям или проблемам.
 Под привязанностью я не имею в виду нормальные чувства, когда мы  симпатизируем людям, сочувствуем их проблемами или чувствуем себя частью  семьи, рода, коллектива, страны. Болезненная, патологическая  привязанность — это такое состояние, когда мы становимся  сверхвовлеченными, сверхответственными, как бы зацикленными. Когда наше  сознание болезненно одержимо мыслями о ком-то или о чем-то, при этом  невозможно сосредоточиться на чем-то другом, на каких-то других  проблемах или людях, сосредоточится на себе, своих мыслях, своих  чувствах, своей жизни. Все мысли постоянно крутятся только вокруг  одной-единственной проблемы или одного-единственного человека и его  проблем. Весь мир сужается до размеров только этой проблемы или только  этого человека.


Мы становимся привязанными к человеку или проблеме психически,  душевно, ментально, эмоционально, психологически, даже физически. Мы  фокусируем все виды своей энергии на людях и проблемах. И нам начинает  не хватать энергии для того, чтобы жить своей собственной жизнью, решать  свои собственные проблемы. Мы начинаем чувствовать постоянную  усталость, разбитость, раздраженность. Мы как зарядка для сотового  телефона: телефон уже давно зарядился, на экране возникла надпись  «Батарея заряжена, отключите зарядное устройство для экономии  электроэнергии». Но мы всё не отключаемся, мы продолжаем оставаться  подключенными, и продолжаем заряжать и заряжать, хотя ничто уже не  заряжается и наша энергия никому не нужна. Мы продолжаем отдавать  энергию. Мы не можем отсоединиться, не можем отпустить. Наша  привязанность становится нездоровой, болезненной.


Болезненная привязанность может принимать разные формы. 


Рассмотрим некоторые из них:


1) ментальная привязанность: мы постоянно думаем о  человеке или о проблеме, наше внимание всё время одержимо этой  проблемой; «я думаю только об этом и не могу думать ни о чем другом»);


2) психическая привязанность (например,  привязанность страхом): «если я не сделаю того, что он хочет, он будет в  ярости»; «если я поступлю по-своему, у неё опять будет сердечный  приступ»; «если я этого не сделаю, они перестанут меня уважать»;


3) автоматическая реакция: мы действуем неосознанно,  реагируем на что-то или кого-то автоматически, не раздумывая,  практически на уровне рефлекса, не понимая, что мы чувствуем и думаем  («она вывела меня из себя, поэтому я сорвался»; «он вечно доводит меня  до слёз»; «меня бесит, когда они делают мне замечания»). Причем мы  начинаем реагировать чрезмерно, любой пустяк способен вызвать у нас бурю  эмоций. При этом мы не понимаем, что именно вызвало у нас такую бурю  эмоций.


4) эмоциональная привязанность: мы можем стать эмоционально зависимыми от окружающих нас людей («мне грустно, когда она грустит»; «я злюсь, когда он злится»);


5) психологическая привязанность: мы можем стать  спасателями, пособниками, то есть людьми, постоянно заботящимися о  других, привязывая себя к их потребностям («Ты взяла зонт?»; «Ты  позвонил на работу, что ты опоздаешь?»; «Я уже записала тебя к врачу»;  «Ты должна принимать это лекарство»; «Я сделала тебе бутерброды на  работу, не забудь поесть»).


6) душевная привязанность: «Я не могу выйти из  депрессии, я всё время плачу, пью антидепрессанты – она вышла замуж и  бросила меня, свою мать, а я ей всю жизнь отдала. Теперь муж ей важнее  матери!»


7) и даже физическая! «У моей мамы подскочило  давление в день нашей свадьбы и она не присутствовал на нашей свадьбе,  на следующий день ее на скорой отвезли в больницу. Теперь мне постоянно  подолгу приходится жить с мамой, и тогда она чувствует себя хорошо. Как  только я переезжаю к жене, маме сразу становится плохо. Это длится уже  год. Жена хочет со мной развестись. Что мне делать?!»


Когда мы не можем отстраниться или отпустить, мы впадаем в болезненную привязанность, мы становимся одержимыми.


Одержимость иным человеческим существом или проблемой — это ужасное  состояние. Вы когда-нибудь видели кого-либо, кто одержим кем-то или  чем-то? 


Вспомните персонажа из романа Булгакова «Мастер и Маргарита» поэта  Ивана Бездомного. После встречи с Воландом он стал одержим идеей поймать  Воланда и всю его шайку. Но все его попытки заканчиваются ничем, и, в  конце концов, он оказывается в психиатрической лечебнице с диагнозом  «шизофрения». А ведь если бы он не был одержим, то смог бы рассуждать  здраво и смог бы понять, что человеку поймать нечистую силу невозможно.


Или вспомните человека, который только что влюбился. Он не может  говорить ни о чем, кроме предмета своей любви. И даже если он сидит  молча, и, как вам кажется, слушает вас, своими мыслями он находится  далеко. В голове его постоянно крутится образ любимой или любимого, что  он сказал, что сделал, как засмеялся, как посмотрел и т. п.


Или вспомните человека, который охвачен ревностью. Он роется в  карманах, просматривает почту, просматривает сообщения в телефоне, ищет  следы измены. И что, это может дать какой-то результат? Если даже он и  обнаружит что-то и устроит скандал, то его партнер начнет с этого  момента ещё тщательнее скрывать следы измен.


Когда таких людей спрашиваешь, что они чувствуют, они говорят о том,  что чувствует другой человек. Когда таких людей спрашиваешь, что они  делают, они говорят о том, что делает другой человек. Весь фокус их  внимания на ком-то или на чем-то, но только не на себе. Они не могут  сказать, что они чувствуют и думают, потому что они не знают этого. Их  фокус внимания направлен не на себя.


Она не звонит, а к этому времени она обычно звонила. Где она сейчас?  Он не отвечает на звонок по телефону, а должен был бы. Почему он не  подходит к телефону? Обычно она приходит домой в 7, а сейчас уже 8. Что с  ней случилось? 


Вы не знаете, что; вы не знаете, почему: вы не знаете, когда; но вы  точно знаете: что-то плохое, что-то ужасное уже случилось, случается в  данный момент или вот-вот случиться.


Тревога – вот к чему приводит одержимость, болезненная привязанность, сверхвовлеченность и сверхответственность. 


Страх обычно охватывает нас на короткое время, но тревога висит в  воздухе постоянно. Она охватывает и парализует сознание, мы начинаем  бесконечно прокручивать одни и те же бесполезные мысли.


Очень трудно совладать с одержимостью навязчивыми мыслями и тревогой. Невозможно спокойно сидеть на месте, расслабиться. 


Нам начинает казаться, что нам срочно нужно что-то делать. Но  поскольку наше сознание парализовано тревогой, мы начинаем делать  бессмысленные и бесполезные вещи. Здоровые, рациональные мысли перестают  приходить нам в голову.


Мы начинаем суетиться, постоянно что-то делать, чтобы, таким образом,  уменьшить чувство тревоги. Если совсем нет возможности себя занять,  чтобы отвлечься от тревожных мыслей, то можно жевать жвачку, грызть  ногти, непрерывно курить и совершать другие компульсивные действия.


Мы тревожимся, суетимся, всё время что-то делаем, держим под  пристальным вниманием и постоянным контролем других людей. Вдруг они  сделают что-то не так, как нужно? Может быть, нам нужно что-то  предпринять, чтобы их поведение изменилось?


Почему же нам так хочется контролировать?


1) Контролирование уменьшает наше чувство тревоги.


2) Источник потребности контролировать других  заключается ещё и в том, что нам всем необходимы любовь и безопасность.  Возможно, в детстве нам недоставало любви и безопасности, и теперь мы  пытаемся силой взять то, чего нам так недоставало. Мы пытаемся управлять  другими, чтобы получать от них то, что нам нужно – любовь и  безопасность. Если мы контролируем, значит, мы не можем или не умеем  получить от других то, что нам нужно, другим способом, или мы очень  боимся потерять то, что имеем. Это значит, что нам очень плохо. Нам  страшно, больно, грустно, одиноко. 


3) Очень часто, когда мы решаем проблемы других  людей, мы подразумеваем, что эти другие в знак благодарности будут  решать наши проблемы. Мы продолжаем оставаться маленькими, слабыми,  беспомощными детьми, не желающими решать свои собственные проблемы.


4) Также у всех у нас есть неосознанное желание  чувствовать себя сильнее, чем мы есть на самом деле. И это тоже источник  желания контролировать других. Власть над другими даёт ощущение силы.  Возможно, мы вынесли из нашего детства ощущение слабости и  беспомощности. И теперь нам нужно контролировать других, чтобы ощутить  себя сильнее. Контроль заменяет нам силу. Ведь в детстве наши взрослые и  сильные родители контролировали нас – маленьких и слабых.


5) Возможно, мы жили долгое время только для других,  жили только их жизнью, и у нас не осталось никакой собственной жизни.  Теперь, чтобы уменьшить чувство тревоги, мы должны оставаться  привязанными к ним. Мы знаем, что мы еще живы, если нам есть о ком  беспокоиться, и есть кого контролировать. Если мы теряем объект нашей  одержимости, то нам становится как бы не для чего жить, в нашей жизни  образуется пустота.


В результате нас затягивает в порочный круг: одержимость – тревога – контроль. 


Чем больше я начинаю контролировать, тем одержимее я начинаю думать о  проблеме или человеке, которых контролирую. Чем одержимее я становлюсь,  тем сильнее я начинаю тревожиться. Чем сильнее я тревожусь, тем больше и  больше всего я начинаю контролировать. Ситуация выходит из-под  контроля, меня затягивает в этот порочный круг, в омут. Появляется  ощущение, что я погружаюсь на дно глубокого колодца.


Как только мы становимся привязанными тревогой и беспокойством к  кому-то или чему-то, так сразу мы отстраняемся от самих себя. Мы теряем  связь с собой. Мы перестаем думать, чувствовать, действовать и  заботиться о себе. Мы больше не интересны самим себе. Мы теряем контроль  над собой и своей жизнью.


Поэтому отпускание — это нечто такое, что нам необходимо  сделать в первую очередь для того, чтобы начать работать над собой, жить  своей собственной жизнью, испытывать свои собственные чувства и решать  свои собственные проблемы.

Tags: &зависимость, &размышления, &эссе, свободная дискуссия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments