svetlana_paivi (svetlana_paivi) wrote in ru_psiholog,
svetlana_paivi
svetlana_paivi
ru_psiholog

Categories:

Как вернуть контакт с сыном и не дать моей матери окончательно разрушить наши отношения с ним?

Добрый день. Я уже писала о своей ситуации прошлой осенью, когда все началось.  Где я только не писала в поисках помощи в решении проблемы.  Коротко не получится, постараюсь, насколько возможно.  В конце февраля прошлого года я сняла квартиру и переехала от родителей туда с сыном, на тот момент ему было 12 лет.

С родителями я прожила 9 с половиной лет после развода с мужем. То есть сын почти с трех лет и до 12 жил в трешке со мной и моими родителями.  Жили ужасно, мать моя постоянно провоцировала меня на конфликты и скандалы. Я велась по непониманию.  Потом уже стала разбираться и понимать, что моя мать — абьюзер, манипулятор, человек с властным, тревожным характером, кучей психологических проблем.  При этом любящая меня и сына, но «странною любовью».  Она категорически не хотела, чтобы мы переезжали.  Еще за несколько лет, когда у меня еще не было возможности переехать, даже на уровне разговоров говорила, что если я перееду, то наши отношения будут прерваны.  Все это оказалось пустыми угрозами.  За несколько дней до переезда, узнав о нем, давила на меня «одумайся, потом поздно будет, что ты делаешь и т.д.».  В день переезда я попросила помочь собрать вещи сестру знакомой. Думаю, если бы не ее присутствие, мать устроила бы что-то типа приступа с вызовом «Скорой» или т.п.  Когда мой сын пришел из школы и ждал машину, которая перевезет вещи, она подходила к нему и что-то шептала на ухо. Плакала. Переехали.

Потом началась пандемия, самоизоляция. Как теперь выясняется, тогда для нас с сыном был единственный спокойный период. Мы три месяца прожили вдвоем на съемной квартире. Мать звонила постоянно, предлагала то маски, то перчатки, то средства дезинфекции. Я брала — встречалась с отцом, он передавал. Я сняла квартиру в том же районе, конечно, надо было в другом, но я, увы, побоялась — нет у меня силы характера достаточной, не выработала — пойти на противостояние с сыном, который не хотел менять школу ни за что. Боялась новых проблем в новой школе.  Что в результате. После трех месяцев мы поехали на лето на дачу к родителям. А что было делать — сын с младенчества там.  Я интуитивно чувствовала, что нельзя от него отходить, к тому же, еще не было уверенности, что можно свободно выезжать , и мать постоянно твердила, что опасно, что если я выеду, то чтобы не приезжала, а то заражу их. В общем, два месяца до августа я прожила на даче. Мать уже с первого дня заводила разговоры о том, чтобы мы вернулись. Я отказывалась. Начались опять цепляния ко мне, скандалы. Я плакала, даже в лес убегала, чтобы она отстала от меня, чтобы успокоиться. Потом она поняла, что не добьется от меня ничего и... взялась за сына.

Тогда, когда я в августе дала слабину и уехала. Я это потом поняла, а совсем недавно мать в разговоре признала, что это действительно было, только вину свою не признает за то, что получилось в результате ее поведения.  Она стала говорить моему сыну, чтобы он уговорил меня вернуться жить к ним.  В конце августа , приехав за сыном, я уже по телефону наткнулась на грубое «не приезжай, я сам приеду».  Когда приехала, он был раздражен, заявил мне, что не поедет со мной на съемную квартиру. Что бабушка ему завещает квартиру. Это было начало того кошмара, который продолжается по сей день. Я после нервотрепки, бессонной ночи с трудом уговорила сына ехать со мной. Но жизнь стала ужасной. Он приходил из школы раздраженный. Цеплялся ко всему.  А вскоре стал под предлогом своего хобби — фотографировать электрички, дом родителей стоит недалеко от ж/д станции, ходить фотографировать и заходить к ним.  Потом стал на выходные ездить.  Я не могла ничего сделать. Потом на свой день рождения заявил, что все, он поедет жить к ним.  Я рыдала, он ушел.  Потом позвонил мне и сказал, чтоб я приезжала. Я приехала. Пожила несколько дней, уехала. Он прожил там 16 дней, потом вернулся. Думаю, это матери моей надоело, вот он и вернулся. Но с условием, что каждые выходные и на каникулы он будет туда ездить. Мне пришлось согласиться.

Так прошло несколько месяцев.  Я пошла к семейному психологу.  Сын ходить отказался.  Психолог мне говорила про треугольники между мной, моей матерью и сыном и т.д. Говорила о том, что нужно прекратить борьбу за сына, его перетягивание.  Что надо вести себя с ним по-другому.  В общем, наверное, правильно говорила, я пыталась, только у меня не получалось.  В марте я перестала к ней ходить. Ситуация стала накаляться.  Мне стало все труднее отпускать сына каждые выходные,  с понедельника с ужасом ждала пятницы. Пошли открытые конфликты с родителями во время моих визитов туда. А у сына есть и другие психологические проблемы. Я даже водила его к психологу и к психиатру, когда он еще не был подростком и его еще можно было уговорить пойти. Эти проблемы, очевидно, появились в результате жизни в ненормальной атмосфере.  В конце прошлого лета у него начался пубертат.  Вырос, голос стал низкий, настроение стало скакать, стал резким, грубым.  И раньше никого не слушал, не было авторитетов, учился с самого первого класса из-под палки, постоянно сидел за компьютером и смартфоном, все это усугубилось. В этом году  после того как  сын пошел на железнодорожный кружок (я предложила) и  параллельно у него появилось хобби — фотографировать сначала электрички, потом автобусы и обработку фотографий, у него появились какие-то приятели, целая куча, он стал по выходным  с ними ездить по всей Москве, фотографировать транспорт.  У него появился свой мир, в который он перестал пускать.

В марте воспалился ноготь, месяц проходили, хирург все говорил ванночки делать, потом пришлось делать операцию удалять вросший ноготь. Так вот после этой операции сын вообще стал невыносим. Я теперь думаю, что, возможно, стресс от операции повлиял.  После операции он потребовал жить у бабушки и дедушки, я была с ним сначала. Но в ходе пребывания там он стал вести себя по отношению ко мне так, как раньше не вел.  Стал осуждать меня за конфликты с родителями. Хотя доводили меня они, а он стал на их сторону становиться. Хотя раньше был на моей. В одну из ночей не дал спать всем, когда ему отключили Интернет (вай фай и мобильный интернет, так как уже давно сидит до двух-трех ночи).  И вдруг заявил мне «ты мне уже два года не мать»,   выяснилось, что это он имеет в виду тот момент, когда я вызывала скорую психиатрическую помощь — моя ужасная ошибка, я хотела его припугнуть, почитала, что некоторые так делали, чтобы отвадить детей от сидения за играми, а для него это стало травмой и он все это время держал на меня злость и обиду. Но для меня все эти выражения оказались невыносимыми. Я утром уехала на съемную квартиру. Он остался там до конца каникул. Неделю назад вернулся.  Но жить с ним стало невыносимо.

 Он еще больше закрылся. То есть за вечер мог только пару-тройку фраз сказать — про еду и т.п.. При этом сидел за компом, смотрел ролики, громко смеялся, играл по сети с одноклассником и бурно выражал эмоции. Как я подходила — «уйди, не мешай, я с другом разговариваю».  Я старалась, я пыталась заниматься своими делами. Но боль и обида нарастали.  При этом он еще и выходил из своего кокона и начинал периодически мне рассказывать про школу, про свои фотографии, показывал их.  Потом — раз! — и резко снова закрывался.  То есть такие «американские горки».    Плюс ночью спать ложился позже меня. До двух-трех ночи не спал. Когда он ложился, я просыпалась, потому что он начинал ходить, а у меня давно нарушен сон, я чутко сплю.  Вчера я попыталась с ним поговорить утром. Сказала: ты изменился, с чем это связано. Ответ: нет.  Я спросила, ты со мной почти не общаешься, раньше больше общался. Ответ: я иногда днем общаюсь. Я сказала: ты раньше был другим. Ничего не ответил. Потом я после паузы сказала, если бы я не видела, как другие общаются с родителями, если бы не знала, что другие жалуются, что родители им не уделяют внимание, я бы тебе ничего не говорила. Он: ну и что. Я сказала, что так больше не могу, так продолжаться не может.  Он: пусть не продолжается.  И ушел в школу. Я в очередной раз расплакалась.

Вчера он как всегда по пятницам  уехал к бабушке и дедушке.  Я была на работе (я в основном удаленно работаю, бываю иногда только в офисе).  Поздно вечером долго разговаривала с матерью.  Ведь проблемы с ней — это проблемы, которые влияют на мои отношения с сыном. Мне уже говорили разные люди, что надо наладить с ней отношения.  Я пыталась. Но нет доверия к ней. И чем дальше, тем все больше я вижу, что не зря ей не доверяю. Сегодня я проснулась и поняла, что больше не могу. Я включила телефон и написала сыну, что ему нет необходимости сюда возвращаться.  Что  он может жить с бабушкой и дедушкой.  Что  я поняла, что не нужна ему, и не буду навязываться, но я его мама и  люблю его и если он захочет , я всегда приму его. Вчера дед забыл взять его фотоаппарат,  я не хотела, чтобы он сам сюда ехал, мне это слишком больно.  И я предложила подвезти ему фотоаппарат на остановку возле дома родителей.  Пока я его ждала, начала звонить моя мать.  Она начала кричать, что сын не будет у них жить, что вот теперь она его не пустит больше, как я говорила (я ей другое говорила, но она, как всегда, перевернула мои слова).  Сын подошел, какой-то слегка нервный, говорил  мне «не сердись». Я дважды обняла его, поцеловала. Сказала, что бабушка не хочет, чтобы он у них жил. Он не воспринял это серьезно. Уехал.

Потом начались звонки матери и бесконечные разговоры с ней.  Она то говорила, что я должна сыну позвонить и поговорить с  ним, объяснить, что они не могут его взять. Я ответила, что не буду этого делать. Что это они сами должны сказать.  Она то угрожала, что они не пустят его, вызовут полицию, если он будет рваться.  То говорила, что в школу пойдет, попросит,чтобы в опеку обратились, отправили сына в интернат. Потом успокоилась и стала звать меня приехать к тому моменту, как сын вернется с фотографирования. На «семейный совет». Но все, что она говорила, вызывало у меня ощущение, что она хочет на меня свалить  бремя отказа .  Что это я не даю ему там жить, а не они отказываются его брать.  Она еще сказала, что сейчас начинается дачный сезон, что он сейчас не сможет так и так на выходные к ним приезжать, а в мае будет ездить на дачу. А еще у нее что-то в ухе, похожее на опухоль, и она сама не знает, т ли будет обращаться к врачу, то ли нет, и меня извела вчера, я ее уговаривала обратиться к врачу.

Сейчас она позвонила и сказала, что сын пришел, она поговорила с ним сама, без меня и без деда. Сказала, что он должен жить с мамой. Что им должен помогать. Что нормальная семья — это забота. Что папа его все время проводил на играх разных в пейнтбол и проч., и не заботился о нем и обо мне. В общем, у меня теперь уверенность, что она имеет влияние на моего сына, а я нет. Мать мне рассказала, как и что будет он делать.  Что завтра он приедет обратно.  У нее еще день рождения завтра и вопрос большой — как мне себя вести, если я туда поеду, сын опять сделает мне больно, сказав, что обратно поедет один, без меня. А не ехать — ну как же, день рождения мамы, опять -таки я даже больше боюсь, как сын это воспримет.  Теперь сын будет ездить на дачу по выходным. Один, без меня.  Это уже мне очевидно.  Шило на мыло.  Правда, мать мне сказала, что мы летом с сыном поедем куда-нибудь — в свойственной ей манере распоряжаться всеми. Она так решила — значит, так будет. Она уверена, что «так оставаться не может».  Еще сын ей обещал, что изменит свое поведение, не будет поздно ложиться спать и будет лучше учиться.  Блин, так больно, что она это все делает,  он ее воспринимает, а не меня.

Я на следующей неделе записана к психиатру.  Я долго отпиралась и не хотела принимать антидепрессанты. Но сейчас я истощена полностью. И я вижу, что моя мать, даже пожилая, с проблемами со здоровьем — это человек-монстр, это такая сила, которую не победить.

Больно. Сын, по словам матери, опять уехал куда-то.  Я ничего для него  не значу.

Конечно, я искала и ищу нового подросткового психолога. Психотерапевта себе.  Еще в довершение всей этой головоломки — у меня после оплаты квартиры стало очень мало денег оставаться, я еле дотягиваю до очередной зарплаты. По-хорошему, надо съезжать отсюда... туда.  Я так и думаю. В конце мая съехать, когда родители будут на даче и мой сын тоже. Но вот когда я смогу снова снять, поедет ли сын со мной.

Я уже забила на мечты о личном счастье. Я 10 лет одна. Сначала несколько лет не могла ни с кем встречаться, потом отшивала по любым недостаткам, потом отошла, а кандидатов уже нет. Последние месяцы сижу на сайтах знакомств,толку ноль. Я прекрасно знаю, что в таком состоянии привлечь кого-то почти нереально. А мне 44. Время идет... Я понимаю, что надо решить эту семейную головоломку, а она не решается.

Я люблю сына, он был для меня светом в окошке, я жила им, да, неправильно, я психологически завишу от него. При этом я хотела, чтобы он вырос поскорее, чтобы с ним общаться на разные темы. Дура.  Вырос, а я ему не нужна теперь. Но как же рано это произошло. Я думала, мы будем друзьями с ним, а сейчас отношения с ним разрушены!!!!

Если кто-нибудь сможет мне помочь, подскажет, как восстановить отношения с сыном, я буду бесконечно благодарна.  Разумеется, мне жить мою жизнь, я все знаю, за меня никто не проживет.  Но как же мне больно и тяжело сейчас.  И я не понимаю, как, как сделать так, чтобы сын ко мне потянулся. Он подросток, значит, надо ждать. А сколько. Год, два, три??? Нет ответа...


Tags: &конфликт, &мама, &манипуляции, &родительство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →