Эвриклея (abuela_ama) wrote in ru_psiholog,
Эвриклея
abuela_ama
ru_psiholog

Categories:

Клиффорд Саймак, "Заповедник гоблинов"

это одна из моих любимых перечитываемых в разное время книг, и я думаю, что о ней можно разговаривать, затрагивая много тем со всех сторон. Если вам хочется, можно о любом впечатлении поговорить тут. А я сейчас хотела бы затронуть тему смены поколений, расцвета и угасания. И вопросы наследства))

Возможность бесконечной жизни (и юности), воскрешения (возвращения к лучшей жизни) обсуждается персонажами книги прямо с первых строчек.

"— Это какая-то ошибка,— машинально сказал Максвелл.
Он был не в силах поверить, что их теперь двое, что на Земле существует еще один Питер Максвелл, во всем ему подобный.
— Нет, это не ошибка,— сказал Дрейтон.— Мы пришли к выводу, что эта планета не перехватывает волновые схемы. Она их дублирует.
— Так, значит, я существую в двойственном числе? И, может быть...
— Уже нет,— сказал Дрейтон.— Вы существуете в единственном числе. Примерно через неделю после своего возвращения Питер Максвелл погиб. Несчастный случай.
............
— Передо мной стоит дилемма,— сказал Оп, - должен ли я предаваться радости или горю? Наверное, и радости, и горю понемножку, оставив место для смиренного удивления перед неисповедимыми путями человеческих судеб. Тот, другой, был ты. И вот он умер — и я потерял друга, ибо он был человеком и личностью, а человеческая личность кончается со смертью. Но тут сидишь ты. И если прежде я потерял друга, то теперь я вновь его обрел, потому что ты такой же настоящий Питер Максвелл, как и тот."


Новую жизнь получает не только профессор Максвелл, но и его друг Оп (похищенный из прошлого, исчерпавший там жизнь дикаря), неведомый Дух, сэр Вильям Шекспир, художник Ламберт. Пока ещё это доступно не всем, но перспективы намечены и весьма привлекательны.
Вообще персонажи-земляне олицетворяют собой молодость и удаль, они всё почти могут, они пытливы, азартны, открыты к новому, и им всё нипочём. Пределы их возможного скрыты где-то в далёком пространстве и времени.

И одновременно мы наблюдаем, как решают вопросы конечности своего бытия существа другой цивилизации, "хрустальной планеты". Они уже почти нематериальны, хотя их технологии позволили им продлить существование невозможно долго.

"Он снова уловил какое-то неясное мерцание, как будто на хрустальном фоне мелькали живые тени.
И внезапно это мерцание превратилось в непрерывно меняющиеся фигуры, и он увидел, что их здесь много, этих движущихся фигур, непонятных, отдельно существующих и, казалось, таивших в своем мерцании какую-то индивидуальность. Словно это были призраки неведомых существ, подумал он с ужасом.
...И странно, но утешительно одно — они почувствовали, что я их воспринимаю."


Эти существа сделали всё возможное и невозможное, чтобы выжить — приспособили планету к переходу в другую Вселенную, освоили супертехнологии и энергии. И всё-таки они умирают/исчезают, и все их сокровища им больше ни к чему. Большую ценность для них представляет теперь контакт с другим разумным существом, способным понять и "разделить ношу".
От них происходит обычай "сидеть" (находиться рядом) с умирающим.

"— Друг мой!— сказал Максвелл ошеломленно.— Прежде вы мне ничего подобного не говорили.
— Ни вам и ни одному другому человеку,— ответил гоблин.— И ни перед одним человеком в мире, кроме как перед вами, не мог бы я выразить свои чувства. ... ... Мы не можем сидеть с ним, как того требует совесть, но в возмещение мы воздаем ему посильную честь поминовения. ...
— Как? Никто... никто здесь в заповеднике не захотел сидеть с баньши в час его смерти?
Мистер О'Тул устало покачал головой.
— Ни единый из нас. Это против закона, в нарушение древнего обычая. Я не могу сделать это вам понятным... он за оградой.
— Но он же совсем один! ... ... и умирает.
— Да, умирает,— вздохнул мистер О'Тул.— И черен этот день, и горек этот день для него, потому что никто не сидит с ним."


Сложная структура отношений стала виной того, что некому было оказать эту услугу "чужому". И тогда на это решился человек. И этот поступок оказался ключом к контакту, к признанию людей адекватными и равными "высокой расе".

"— И все-таки ты сидел с ним, когда остальные не захотели прийти.
— Да. Это долг, который следует отдавать даже злейшему врагу.
— Значит,— сказал баньши,— ты способен что-то понять."


А с теми, кто способен тебя понять, можно поделиться не только чувствами, ресурсами и технологиями, но и обязанностями тоже. И уходить спокойно, зная, что твой любимый питомец не останется без присмотра и любви. Как и ты.

[немножко картинок к роману]







Tags: &литература/кино, свободная дискуссия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments